ПРИРОДА УНИВЕРСАЛИЙ

Проблема универсалий – одна из ключевых тем средневековой схоластики. Чтобы ее продемонстрировать, я обычно пользуюсь таким примером. Представим себе, что в результате какой-то катастрофы с лица Земли исчезли все люди. Вопрос: «останется ли понятие “человек”»?

Как правило, мои студенты разделяются на два лагеря. Одни говорят, что понятие останется, другие – что нет. Первую группу я поздравляю с тем, что они – «реалисты», то есть, предполагают «реальное» существование понятий, независимо от нашего ума и даже нашего существования, вторую поздравляю с тем, что они – «номиналисты», исходящие из предположения, что понятия (в частности – понятие «человек») – это наши изобретения, «имена» (nomina – «имя»), имеющие смысл лишь для людей.

После этого мы начинаем анализировать проблему. Аргумент первых сводится примерно к следующему: динозавры вымерли, но понятие «динозавр» осталось; то же самое можно сказать и о понятии «человек». Вторые возражают в том духе, что динозавры не знали, что они «динозавры», а таковое наименование им дали люди; если же исчезнут последние, кто же даст имя всему сущему, в том числе – и ушедшему в небытие человеку? Первые выставляют контраргумент, что имя-то может и исчезнет, но результаты человеческой деятельности останутся, что позволит иным разумным существам, доведись им посетить Землю, говорить о «человеке» на своем, пусть и нечеловеческом, языке. Иногда дискуссия становится достаточно интересной…

Обсуждение этих вопросов и выводит на проблему природы универсалий. Универсалии – это общие понятия, например, «дерево», «собака», «человек». Иными словами, есть деревья, растущие в моем саду, есть собаки, бегающие по моей улице, есть люди, с некоторыми из них мне доводится пересекаться. Но эти деревья, собаки, люди рождаются, живут и умирают, а общие понятия остаются безотносительно к гибели конкретного дерева, собаки или человека. Схоласты и ставили вопрос о степени реальности общих понятий, пытаясь на свой манер интерпретировать теорию идей Платона. Являются ли общие понятия (универсалии) лишь результатом обобщения свойств предметов и явлений окружающего нас мира (люди заметили, что некое существо имеет сходство с другими, и назвали его и подобных ему словом «собака», других, похожих между собой – «кошка» и т.д.), или же они есть отражение в нашем сознании неких принципов, в соответствии с которыми входят в бытие вот этот тополь возле моего дома, вот эта собака, которая лежит у моих ног, и вот этот человек, с которым я общаюсь?

Этот вопрос затрагивает проблему статуса «имени». Не зря Моисей пишет, что Адам дал имена всякой твари. Если «род Адама» пресечется (как в моем мысленном эксперименте), логично предположить, что имена, как человеческие изобретения, также исчезнут. Но обратим внимание, что средневековые схоласты были христианскими мыслителями, а, стало быть, они исходили из убеждения, что даже если исчезнут люди, которые смогли бы назвать собаку «собакой», останется Тот, Кто это сделать сможет. Фактически, схоласты спорили о том, воспринимает ли Бог мир в совокупности единичных объектов («Иван», «Жучка» и т.д.), или – в видах объектов («человек», «собака»…)? Переводя вопрос в иную плоскость, можно спросить: «Существовали ли идеи вещей в разуме Бога до Творения (то есть, Он задумал создать “человека”, “собаку” и др., а уж затем появились Адам, Жучка…), или же Он творит конкретные объекты, которым мы постфактум даем имена “человек”, “собака” и т.д.»?

Карло Кривелли. Святой Фома Аквинский

Continue reading

Ориген. Александрийский еретик

Среди церковных писателей ранней патристики Ориген Александрийский (185-254 гг.) занимает особое место. Его аскетическая жизнь была примером многим поколениям египетских и палестинских монахов, а мученическая смерть во время очередных антихристианских гонений придавала ему ореол святости. Но более всего он прославился своими блестящими теологическими (богословскими) работами, в которых глубокое знание Священного Писания соединялось с прекрасной философской эрудицией и логичной аргументацией. Выработанная Оригеном система понятий широко использовалась при построении церковной догматики; так у него впервые встречается термин «Богочеловек» для характеристики неразделенности божественной и человеческой природы Христа.

Ниже пойдет речь об одном из ключевых положений его теологии.

Continue reading