Война как бизнес-проект?

Почему на протяжении истории люди регулярно вели войны, какие метафизические причины стоят за фактом повторяющегося международного насилия? Одна из самых известных, и уж точно, самых популярных (если под «популярностью» понимать широкую распространенность как в научных кругах, так и за их пределами) версий ответа на этот вопрос постулирует экономическую детерминированность международных конфликтов, выраженную в экономических противоречиях между государствами, в конкуренции, в стремлении к овладению рынками, природными ресурсами и т.д. Так, Вудро Вильсон риторически вопрошал: «Есть ли на белом свете хоть один мужчина, хоть одна женщина, пусть даже ребенок, который не знает, что причины войны в современном мире кроются в индустриальной и коммерческой конкуренции?».

Ссылка на оригинал статьи:
GOST
Халапсис А.В. Война как бизнес-проект? / Алексей Владиславович Халапсис // Наукове пізнання: методологія та технологія. – 2013. – Т. 30, № 1. – С. 191–195.
Chicago/Turabian
Halapsis, Alexis. «Voyna kak biznes-proekt? [A war as a business project?].» Scientific knowledge: methodology and technology 30, no. 1 (2013): 191–95.

 

Continue reading

Геополитические и цивилизационные мотивации военных конфликтов

Ссылка на оригинал статьи:

ГОСТ
Халапсис А.В. Геополитические и цивилизационные мотивации военных конфликтов / Алексей Владиславович Халапсис // Наукове пізнання: методологія та технологія. – 2011. – №27(2). – С. 176–182.
APA
Halapsis, A. (2011). Geopoliticheskie i tsivilizatsionnye motivatsii voennykh konfliktov [Geopolitical and civilization motivations of military conflicts]. Scientific knowledge: methodology and technology, 27(2), 176–182.

Скачать статью в формате PDF

Какие мотивы являются доминирующими в постановке целей войны? Ранее я уже рассмотрел вопрос о сугубо экономической подоплеке военных конфликтов и пришел к выводу, что в общем и целом война (если она не является колониальной) – это, так сказать, бизнес с отрицательной рентабельностью. Тем не менее, несмотря на убыточность (за редкими исключениями) «традиционных» (неколониальных) войн для всех участников, они были постоянным спутником истории человечества. Возможно, я слишком узко поставил вопрос, и речь должна идти не об оценке чистой экономической эффективности войны, а о совокупности не только экономических, но и (а может быть – прежде всего) геополитических факторов?

Целью статьи является установление роли, которую играют геополитические и цивилизационные факторы в возникновении военных конфликтов.

Continue reading

Метафизика войны

Ссылка на оригинал статьи:
ГОСТ
Халапсис А.В. Метафизика войны: постановка проблемы / Алексей Владиславович Халапсис // Ученые записки Таврического национального университета им. В. И. Вернадского. Серия «Философия. Культурология. Политология. Социология». — 2011. — Том 24 (63), № 3—4. — С. 211—216.
APA
Halapsis, A. (2011). Metafizika voyny: postanovka problemy [Metaphysics of war: statement of the problem]. Scientific notes of Taurian national university named after V. I. Vernadsky. Series «Philosophy. Cultural science. Political science. Sociology», 24(63)(3–4), 211–216.

Скачать статью в формате PDF

История человечества разворачивается как гетерогенный процесс, не только явленный, но и фундированный со-бытийностью. Среди событий, определяющих облик всемирной истории, есть значительное количество деструктивных феноменов, разрушающих прежний порядок и провоцирующих неустойчивость, причем это количество и роль, которую они играли и ныне еще играют, поражают своей масштабностью. Так, Карл Поппер утверждал, что «… история политической власти является ничем иным, как историей международных преступлений и массовых убийств (включая, правда, и отдельные попытки положить им конец). Эту историю преподают в школах, а некоторые крупнейшие злодеи расхваливаются как ее герои» [1, С. 293].

Почему «кровоточат» учебники по истории? Возможно, деструкция является необходимым составляющим конструкции иного уровня, коль скоро эти преступления и убийства столь знаковы, что их организации (и организаторам) уделяется такое внимание в «школьной» истории и не только в ней. Даже на уровне бытовых ассоциаций мы склонны эти деструктивные события выделять из разряда всех прочих феноменов, неявно придавая им бóльшую значимость уже фактом наделения их правом отмерять исторические этапы в качестве узловых событий.

Continue reading

Deus vult?

Кто был лучшим европейским оратором за всю историю? Цицерон? Робеспьер? Троцкий? Гитлер? Некоторые историки считают, что лучшая в европейской истории речь принадлежит папе Урбану II. Ее папа произнес после окончания заседаний Клермонского собора, 26 ноября 1095 года, и посвящена она была организации первого крестового похода.

Урбан II обратился к дворянству и духовенству с такими словами: «От пределов Иерусалимских и из града Константинополя пришло к нам важное известие, да и ранее весьма часто доходило до нашего слуха, что народ Персидского царства, иноземное племя, чуждое Богу, народ, упорный и мятежный, неустроенный сердцем и неверный Богу духом своим, вторгся в земли этих христиан, опустошил их мечом, грабежами, огнем, самих же их частью увел в свой край в полон, частью же погубил постыдным умерщвлением, а церкви Божьи либо срыл до основания, либо приспособил для своих обрядов. Они опрокидывают алтари, оскверняя их своими испражнениями, обрезают христиан и обрезанные части кидают в алтари или в крещальни. И если им хочется предать кого-нибудь позорной смерти, пронзают посреди живота, лишают детородных членов, привязывают к дереву и, гоняя вокруг него, хлестают до тех пор, пока из них не выпадают внутренности и сами не падают наземь. Иных же, привязанных к деревьям, поражают стрелами; иных, раздев донага и согнув шею, ударяют мечом и таким способом испытывают, каким ударом можно убить сразу. Что же сказать о невыразимом бесчестии, которому подвергаются женщины, о чем говорить хуже, нежели умалчивать?».

«Кому выпадает труд отметить за все это, вырвать у них, кому, как не вам, которых Бог превознес перед всеми силою оружия и величьем духа, ловкостью и доблестью сокрушать головы врагов своих, которые вам противодействуют?», – воскликнул Урбан II.

UrbanII

Continue reading

КАПКАН

Ловушка захлопнулась. Сам ли Путин в нее попал, неверно оценив расклады, или его специально дезинформировали, – сейчас уже не важно. Важно то, что Россия в глазах всего мира стала восприниматься как Империя Зла. Это дает прекрасный повод другим игрокам ее раздерибанить. Ослабление, а по возможности ­ – дезинтеграция России, выгодна слишком многим странам и структурам, которые не упустят такой шикарный повод, который им предоставил Путин. Есть серьезные основания полагать, что принципиальное решение уже принято – и не только на уровне официальных лиц, а и на уровне структур неофициальных, но не менее важных. Чтобы мысль моя была ясна, воспользуюсь исторической аналогией.

С нападения Германии на Польшу 1 сентября 1939 года началась Вторая мировая война. Сейчас это известно всем (кроме, конечно, Царева). Но в сентябре 1939 года об этом не знал никто. То есть, при нападении на Польшу Гитлер не думал, что он начинает мировую войну. Он был уверен, что ему «простят» Польшу, как закрыли глаза на Австрию и Чехословакию. Когда 3 сентября Англия, Франция и их союзники (Австралия, Новая Зеландия и др.) объявили ему войну, Гитлер пришел в шоковое состояние. Присутствующий при этом Герман Геринг произнес: «Если мы проиграем эту войну, то нам остается уповать лишь на милость Божию». Кстати, показательно, что войну Гитлеру объявили вовсе не «ястребы» типа Черчилля, а весьма нерешительные и склонные к компромиссам Чемберлен и Даладье. Они не хотели, но пришлось. Здесь действовала логика процесса.

Continue reading

Смутное время, или Русские майдановцы

Было у Ивана Грозного три сына (если не считать еще двух, умерших в младенчестве). Старшего – Ивана – папа самолично прибил. Как говорится, «попал под горячую руку». С младшим – Димой – вообще случилась странная история. Восьмилетний ребенок игрался в ножички, и в результате начавшегося приступа эпилепсии смертельно себя ранил. Мало кто поверил в эту мутную версию, но официальная комиссия признала причиной смерти несчастный случай.

Московией тогда уже правил средний сын царя Ивана – Федя. Впрочем, «правил» – это громко сказано. К делам государственным он склонности не проявлял, да и вообще природа на нем заметно отдохнула. Сыновей Федор Иоаннович не имел, поэтому с его смертью в 1598 году московская ветвь Рюриковичей пресеклась.

Continue reading